Яойная ролевая "Элитная Академия Йоми"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Рассказы

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Пишу немного... Хотя не скажу, что получается хорошо. К критике отношусь хорошо, к тому же сам знаю, что речь хромает))

Очередное хладнокровное убийство без свидетелей и без лишнего шума с контрольным в голову. Как всегда это оказывается тот, кого бы больше не хотели видеть в той или иной деятельности. Малым детям понятно, что наняли профессионального киллера. Вот только его никто никогда не видел, и все заказы делались строго по электронной почте, а деньги переводились на несуществующий счет в банке, хотя работу он выполняет всегда сам. Сработано чисто, но не для того, у кого много козырей в рукаве. Меня заинтересовало это дело, хотя статью в газетенке поручили писать не мне. Я всего лишь фотограф, а неуловимого профи застать не удалось никому, в том числе и я терпел неудачу, но этой ночью все закончится. У меня есть информация о его следующем заказе. Сегодня вечером за баром «Фортуна» будет лежать очередная крупная «шишка», вот там-то я и буду его караулить.
Мне повезло, что пожарная лестница выходила как раз на ту сторону, и, устроившись на пролете и затаившись, я ждал его. Вот только ждать пришлось долго и на железяке валяться удовольствия не составило, но я все-таки сделал пару хороших снимков, где даже было видно его лицо. Счастливый и гордый собой я направился домой проявлять пленку и лечить подхваченный насморк.
Закутавшись в плед, я принялся рассматривать снимки. Пара фотографий получилась идеально: свет фонаря освещал его лицо, которое имело дьявольское обаяние. Черные глаза, будто вытягивали твою душу, длинная челка, которая прикрывает их. Это всего лишь фотокарточка, а в жизни страшно подумать, как он может завладеть человеком, просто взглянув на него. В тот момент я ясно понял, что встречаться в жизни желанием не горю и что это будет последний раз в моей жизни.

За последний месяц у меня полно работы, ведь ждать пока в газетенке найдут стоящий материал я не могу, так что приходится наниматься на разные праздники за приличное вознаграждение. Поэтому частенько возвращаюсь домой, когда стемнеет, ведь подворачивается чаще подработка на свадьбах. Когда видишь эти счастливые пары, становится даже завидно, что я вряд ли познаю счастье семейной жизни. Много было подруг, но до замужества дело никогда не доходило: я тянул, а их это бесило.
Достав последнюю сигарету, смял и выбросил пачку. Пока я шарился по карманам в поисках зажигалки, перед моим носом вспыхнул оранжевый огонек, к которому по привычке потянулся. Медленно спустившееся озарение заставило поднять глаза и поинтересоваться, кто так добр. Но я тут же оказался сидящем на асфальте, когда узнал в нем того киллера.
- Так ты узнал меня, похвально, – усмехнулся он. – Думаю, ты понимаешь, что я пришел за пленкой.
Я поднялся, отряхнулся и начал нагло блефовать, другого выбора не оставалось, а умирать пока не хотелось:
- Пленка у моего друга и он отдаст ее властям, если со мной что-либо случится.
- А не блефуешь ли ты?
- Проверь!
Вот только мне ужасно хотелось, чтобы он не стал проверять. Хотя у меня вся жизнь пронеслась перед глазами, в те секунды его раздумья, но мне повезло, и он не стал ничего делать. Назначив цену пленки и место следующий встречи, он исчез. Всю дорогу до своего дома я чуть ли не бежал, а вздохнул с облегчением только после того, как запер дверь на три замка. Я сполз на пол:
- Пронесло…
- Уверен?
Его фигура на фоне более светлого окна выглядела на столько зловеще, что меня охватил страх какого я никогда еще не испытывал. В этот миг я осознал, что мне пришел конец. Я зажмурился в ожидании пули в лоб, но тут теплое прикосновение губ и ловкое движение рук, которые стягивают с меня одежду. Открыв глаза, я понял, что он сам только в одних брюках, хотя я отчетливо помню на нем плащ. Попытка сопротивления привела лишь к тому, что я «поцеловался» с полом, а он принялся за ремень на моих джинсах. Воспользовавшись моментом и выскользнув из его цепких объятий, рванул к двери, но далеко я не убежал. Он резким движением зашвырнул меня в спальню, чуть не впечатав в дверь. Привязав мне руки к изголовью кровати поясом от моего халата, раздел уже полностью. Впервые в жизни я пожалел, что всегда было лень убираться в квартире. Его умелые движения и пристальный взгляд меня сводили с ума. В тот момент я испытал такое наслаждение, которое не могла мне подарить ни одна женщина. Он как будто читал мои мысли и самые похотливые желания; грубо вошел в меня сзади и двигал бедрами все глубже проникая в меня, будто хотел разорвать. Он умело издевался, останавливаясь за мгновение до экстаза, что еще сильнее будоражило мое желание.
Спустя несколько часов он позволил достигнуть верха блаженства. Мои затекшие руки и онемевшая спина не позволяли мне двигаться, малейшее содрогание мышц вызывало дикую боль. Он сидел на крае кровати спиной ко мне; молчание прервал я:
- Что теперь собираешься делать?
- Хм… Пленку я получил, можно сразу было понять, что ты блефуешь. Но мне придется тебя убить… Ничего личного.
Он приставил к моему виску пистолет с глушителем, профессионал своего дела – ничего не скажешь. Я смотрел в его глаза: нашел упокоение в глазах убийцы, вот только теперь сожаления о кончавшийся жизни не было. После этой ночи все исчезло, осталось только желание чувствовать этого парня в себе. Я в эти секунды поражался своей проснувшейся похоти. Но он медлил.
- Не могу… Впервые за свою жизнь я не могу кого-то убить. Ты мне слишком понравился…
- Так заходи еще – может это звучало пошло, но вправду хотелось увидеть его еще.
Он ухмыльнулся и, одевшись, отправился восвояси. Звук закрывающейся двери огласил начало одиночества, гудящего в сознании до тошноты. Я не знал, увижу его еще или нет, а искать было делом безнадежным: я даже имени его не знаю.
С тех пор я ничего не слышал о нем. И ночами, думая о нем, вспоминая его холодный взгляд, медленно ласкал себя, представляя его прикосновения. Порой это происходило каждую ночь, когда одиночество душило, а мое тело отказывалось принимать кого-либо, кроме него; порой я уходил с головой в работу и просто забывался, что не слишком спасало. Я бродил ночами по городу, выкуривая одну за одной пачку сигарет, в надежде, что мои мучения прекратит какой-нибудь проходимец, просто прирезав за ближайшим углом, но все было тщетно.
Измотанный на работе, истомленный желанием, я снова броди по окрестностям ночного города, забредая все дальше в безлюдные переулки и тупики. Легкий шелест полы плаща за спиной и знакомый голос:
- Кого-то ищешь?
Обернувшись, я увидел те черные холодные глаза, которые так долго искал...

0

2

Natori

Ох.... мурашки по коже. Мне понравилось очень, правда начало так се, а потом вполне не плохо. Рррррррррр.........

0

3

Вот вам мой рассказик =)

ПЛАМЯ

Он сидел на берегу моря , его руки еще чувствовали тепло песка нагретого солнцем за день. и то солнце что совсем недавно светило так ярко и горячо сей час скрывалась за горизонтом, заливая небо кроваво красным цветом.Ему было тоскливо безумно тоскливо и грустно.
Ветер трепал его волосы , ему нравилось что он обдувал его лицо принося запахи кончавшегося уже дня. " Это его последний день ", - промелькнуло в голове . На глазах появились слезы, он моргнул и слезинки задержавшись всего секунду на ресницах потекли по щекам. Тяжело вздохнув он закрыл руками глаза, так хотелось разреветься, но он не мог себе позволить этой слабости. Сегодня он в первые ненавидел себя и свое происхождение.
Хоцико подошел сзади и обнял его за плечи. " Пора, солнце почти зашло", - сказал он и прижал его к себе. " Да, пора", - он встал.Повернувшись спиной к морю. Он смотрел в глаза Хоцико. В глубокие голубые глаза в которых отражалась вечность.Каждый знал что это последний день и чем он закончиться.Хоцико подошел совсем близко к нему его руки прикоснулись к его футболке, нежно про скользили в низ и остановились на бедрах. Затем он взял его лицо в свои ладони и нежно поцеловал.Он чувствовал тепло губ Хоцико, его придыхание и нежный вкус.Его руки прижали Хоцико, он не хотел его отпускать, не хотел и все, но как сказать что ты хочешь, желаешь? Когда ни кому нет до этого дела? Когда уже вынесен приговор и все двенадцать печатей стоят на свитке. " Придется, да придется", - думал он и страшился этих мыслей.
Вот солнце совсем скрылось и наступила ночь с ее тусклым светом звезд и обжигающей холодом луной. Он отстранил от себя Хоцико, выпрямил спину и немного развел руки, потянувшись во весь рост он выпустил большие и белоснежные крылья. В его глазах пылал огонь готовый вырваться наружу и уничтожить весь этот мир. Он взмахнул крыльями, на перьях начали плясать огоньки. Чем быстрее он взмахивал тем все больше разгоралось пламя, все больше и больше. Оно уже окружало его словно облако. Крылья стали на много больше, они застилали небо и моря уже не было видно.Он обнял ими Хоцико.В этот момент он услышал слова, голос Хоцико был спокоен и нежен.
- Хоно. Любимый Хоно.
Он вздрогнул, поняв какую ошибку он совершает, но уже было поздно. Пламя охватило Хоцико и поглатило в себе.
Он сидел, просто сидел и смотрел в даль, а пустоту. Не чего не замечая во круг. Теплый ветер трепал его волосы, локоны легко поддавались и легонька били по щекам, переливаясь и сверкая в свете луны, от чего его лицо казалось совсем каменным.

* * *
После этого было много приговоренных и многих он казнил, но никогда он не забудет те глаза, глаза Хоцико в которых отражалась вечность и его взгляд в тот момент когда пламя плясало во круг него, такой нежный, теплый, любящий взгляд.

***
Прошли сотни лет он устал от всей этой жизни хотя пламя в нем все полыхало как прежде. Он часто грустил и был замкнут в последнее время. Но на конец то решил что ему пора уйти в вечность, в пустоту и может там он обретет наконец то покой.
Он пришел к морю, он так давно здесь не был, он всегда избегал его.Постояв немного на берегу он дождался заката. Солнце заходило так же как много лет назад и то же кроваво красное зарево напомнило ему о событиях его юности. Ветер дул в лицо принося с собой прохладу моря. Волны немного волновались взбивая пену около прибрежных камней. Он закрыл глаза, вздохнул воздух тело наполнилось прохладой. Постоя еще не много он все же решился и медленно пошел к воде, задержавшись всего на секунду у кромки он шагнул в море. Вода у ног запенилась и появились волны, ветер усилился. Он все больше входил в воду. Море начало бесноваться словно протестуя , не хотя принимать его. Когда вода уже скрывала его он сделал глоток, легкие обожгло. Из за спины поднялись крылья он поплыл, все дальше в пучину моря где находилась пустота, тьма для него. Через некоторое время он уже выбился из сил не хватало воздуха, усталость навалилась, море давило своей тяжестью. " Вот она смерть", - мелькнуло в его голове и волна страха охватила его. Но в этот момент он почувствовал прикосновение знакомой руки , он открыл глаза и встретился с глазами небесно голубого цвета в которых отражалась вечность. И тихий спокойный голос произнес : " Хоно. Любимый Хоно". Хоцико обнял и поцеловал его в губы. То же тепло, тот же вкус.
- Хоцико...
Он обрел покой в объятьях Хоцико, то спокойствие о котором он так долго мечтал. Он закрыл глаза вдыхая тепло его тела.

Сильно не бейте, я его писал оч оч давно..... А переделывать что то рука не подымется. Пусть будет все так.

Отредактировано ЛЕЛИО (2010-04-18 19:36:18)

0